71228676

Алешковский Пётр - Седьмой Чемоданчик



Петр АЛЕШКОВСКИЙ
Седьмой чемоданчик
ПОВЕСТВОВАНИЕ
I
Посвящается Акутагаве
Обычно я читаю в электричках. Привычка осталась со студенческих лет; тогда я
читал в метро - много и запоем. В те годы я жил на Красноармейской, с мамой
и братом. Выходил на улицу рано, шел наискосок через пустырь, навстречу
солнцу. Чуть откидывал назад голову. Ярко и щедро бил по глазам желтый
огонь, в носу начинала свербеть и вертеться волшебная мушка, и, наконец,
накатывал чих - не раз, не два, даже не три. Это у меня от бабки,
наследственное.
Приползая с работы скрюченной буквицей своего пыльного архива, она в
полудреме ужинала, затем отпивалась черным, как деготь, чаем с неизменной
шоколадкой, раскрывала Достоевского или Толстого. Других книг под старость
она вообще не читала, зато эти распахивала наугад, пробегала глазами по
буквам, как пианист по клавишам рояля. Убедившись, что настроено верно,
вдруг замирала. Нечто животное появлялось сразу в позе, в начинающем ловить
тепло настольной лампочки оживающем носе. Я с нескрываемым восторгом замирал
рядом на табуретке. Бабка всегда смущалась чужого присутствия, но прогнать
меня уже не хватало сил - токование с лампочкой, интимное, священное
захватывало ее, уставшую и больную. Мир отступал, глаза наливались слезой и
блестели, не видели перед собой ничего, кроме теплого, все разрастающегося
яркого желтого света.
Наконец следовал залп, другой догонял стоящее в ушах эхо, и... иногда я,
безмолвно шевеля губами, насчитывал до семнадцати. После нас отпускало. Не
сразу, помаленьку. Мы встречались глазами. Я ловил ее улыбку, смущенную,
женственную, мягкую, едва проступающую сквозь всегда напряженное,
настроенное на подвох и провокацию мира лицо. И всегда, потупив взор и вдруг
вспыхнув по-девичьи, с молодым негодованием и одинаковым ударением она
фыркала:
- Дур-ракк!
И выпускала громко воздух сквозь ноздри. По правде, выходило что-то
арабское, сонорное, с "кнн" на конце. В тот миг она казалась счастливой,
словно скидывала разом с плеч усталость дня и лет.
Наверное, звон еще стоял в голове - мгновение бабка прислушивалась к
чему-то, затем зажигала сигарету, с силой прикусив бумажный фильтр зубами.
Курила она болгарские сигареты с лопоухой собакой на пачке - они исчезли еще
тогда, и больше я никогда их не встречал. Потом, до смерти, курила "Опал",
"Стюардессу", "Ту", но всегда сильно прикусывала фильтр, оставляла на нем
следы зубов - привычка, пошедшая от прихвата папирос.
Жадно прикончив сигарету, она садилась в большое кресло и чаще всего
задремывала в нем сразу, но иногда все же читала "своих". Заученные наизусть
тексты романов доставляли ей удовольствие. Бабка, хотя и родилась в самом
начале нашего века, жила в девятнадцатом столетии. Это я понял после ее
смерти.
Маленькая, наконец расслабившаяся в большом и широком кресле-кровати -
нелепом произведении советских шестидесятых, она листала томик, теплый свет
согревал лицо, руки и книгу. Все обязательно кончалось громким, бесстыдным
храпом. Бабка была строга и мало думала о том, какое впечатление производит
на окружающих. В ее резком голосе часто звучали командные, генеральские
нотки. На работе перед ней трепетали - могла отбрить, язык у нее был
стервозный и точный. Глядела всегда в глаза собеседнику, говорила о деле -
мягкой и женственно-беззащитной видел ее, вероятно, я один.
Она, кстати, была красавица из редких. Смуглое, правильного овала лицо,
большие серые, невероятной глубины глаза достались в наследство от мат



Назад