71228676

Алферова Марианна (Буревой Роман) - Мечта Империи 4



РОМАН БУРЕВОЙ
СЕВЕРНАЯ ПАЛЬМИРА
ИМПЕРИЯ - 4
Римская колония на берегах Свевского моря – Северная Пальмира...
Сюда, в родной город, после поражения на реке Калке возвращается князь Всеслав, несостоявшийся художник, мечтатель и авантюрист. Стечение обстоятельств приводит его не в стены Академии художеств, а на арену амфитеатра, где теперь бьются насмерть и где каждый день льется кровь.

Всеслав без труда побеждает всех соперников, кроме одного. Этот боец немолод, сильнее любого в гладиаторской центурии. Мало кто знает его настоящее имя, но зрители дали ему прозвище – Император.
Мы входим и не входим дважды
в один и тот же поток.
Гераклит
ЧАСТЬ I
ГЛАВА I
Игры в Северной Пальмире
«Сообщения об активности войск Чингисхана не подтверждаются. Вряд ли
Готскому царству грозит опасность в ближайшее время».
«В Лютеции и Лугдуне1 прошли несанкционированные демонстрации. Три
человека ранены».
«Император Постум Мессий Деций Август находится под опекой самого
лучшего римлянина – диктатора Бенита».
«Акта диурна», канун Нон сентября 1977 года2
I
Каждое утро, подходя к окну, Гай Аврелий ожидал увидеть Крайнюю Фуллу3. Но видел только бледное небо и гранитную колонну, увенчанную крылатой Никой, вспоминал, что Земля круглая, и край Земли там, где на душе тоскливо, а центр – в Риме, а до Рима безумно далеко.

Гай Аврелий прожил в Северной Пальмире десять лет. Он привык к холодному лету с приступами лихорадочной жары, к зиме, богатой оттепелями и трескучими морозами, к переменчивой весне со снегом в мае. Но к здешней осени привыкнуть не мог.

Осень в Северной Пальмире начиналась в августе, в дни, когда Вечный город плавился от невыносимой жары, и длилась порой до январских Календ. Низкое небо и дожди, дожди. Вот и сегодня водная взвесь висела над городом.

В Северной Пальмире вдоль улиц приходится строить бесконечные портики, чтобы защитить горожан от дождя, как в жаркой Италии они защищают от солнца. И кто назвал этот город Пальмирой?

Гай Аврелий помнил горячее дыхание воздуха той, другой, южной Пальмиры, чудесного оазиса пустыни. Здесь тоже оазис – посреди озер и болот. Если бы Гай Аврелий давал имя этой римской колонии, он бы назвал ее восточным Лондинием – до того схожа погода в этих двух городах.
Но все же... Да, все же! Оговорка всегда найдется. Этот город чем-то напоминал Рим. Там тоже почва болотиста, из низин являлся к жителям Города страшный гость – болотная лихорадка.

В Риме, как и в Северной Пальмире, обожали земляные работы и, чтобы явить чудо Траянова форума, срыли угол Квиринала, капителью Траяновой колонны отмерив прежнюю высоту холма. Здесь же, на плоскости, разрезанной рукавами недавно народившейся реки, приходилось лишь насыпать и насыпать грунт, так что высоченные фундаменты зданий – а римляне всегда обожали высокие фундаменты – год за годом становились все ниже. Постепенно храмы и базилики врастали в землю, и ныне порой лишь несколько ступенек отделяют двери от мостовой – десятой или двадцатой по счету.
Да, между Северной Пальмирой и Римом тысячи миль. Под этими северными небесами земля кажется не шаром, но кругом земным; и стоит этот город, призрачная тень Золотого града, на самом краю. Будто дальше и нет ничего – обрыв, предел.

И кажется пальмирцам из своего далека, что не имеет значения, кто правит Империей – Руфин, Бенит или Элий. Да, многим так кажется. И почти никого не волнует, что Элий отказался вернуться в Рим, Августа исчезла, и ее не видели уже несколько месяцев, а в Риме от имени малютки-императора всем распор



Назад