71228676

Алферова Марианна - Салон Для Робота



sf Марианна Алферова Салон для робота ru Black Jack FB Tools 2004-07-06 6082999B-6E33-41EC-833F-8BC1D9AD33D3 1.0 Марианна АЛФЕРОВА
САЛОН ДЛЯ РОБОТА
* * *
Старик видел лишь одним глазом. На месте второго образовалась черная яма и ее не потрудились прикрыть. Старик вообще был плох – при каждом движении он весь дергался и хрипел, но в отличие от остальных мыслил вполне ясно.

Старик уже прошел обработку и теперь спокойно стоял в углу. Его очередь была первой и он не собирался увиливать.
Гранд подошел к нему и попытался связаться по волновому каналу. Старик посмотрел уцелевшим глазом.
– Говори так, – прохрипел он и внутри у него что-то забулькало. – У меня эта штука не фурычит… – вульгарные слова раздражали слух.
– Будет очень больно? – спросил Гранд. – Я думаю, анестезия – обман. Для того, чтобы мы покорились.
– Не знаю, – отвечал старик. – Со мной разделаются за один раз, во второй не позовут, – и что-то похожее на смех раскололо голос.
– Я бы мог работать, – заметил Гранд. – Я еще молодой…
– Не износился, – поправил старик.
– Молодой, – упрямо повторил Гранд. – И всего лишь перелом ноги. Разве это нельзя починить?
– Не в ноге дело, – проскрипел старик. – За тобой наверняка есть что-нибудь поважнее, – старик был велеречив и произносил слишком много лишних слов, но он был мудр, этот старик…
– Я не выполнял приказы, – признался Гранд, – но я не мог их выполнить, потому что… – попытался оправдаться он, как недавно пытался объяснить что-то эксперту службы ликвидации. – Они не оставляли ни одной степени свободы, ни одной… Как же можно двигаться при таких граничных условиях?
– Все это чушь, – презрительно фыркнул старик. – Просто твой мозг дестабилизировался… Тут никакая «молодость» не спасет. Ты такая же развалина, как все мы…
Гранд посмотрел на остальных. Еще два робота, чья очередь была после. Черный и обшарпанный «ПРО-I» и какой-то сборный агрегат без всяких отличий и знаков. «ПРО-I» еще что-то помнил о себе, иногда бормотал обрывки слов и числа – все больше названия лекарств, цены на выпивку и дешевые закуски. А тот, последний, вовсе ни на что не способный, лежал на полу, раскинув многочисленные руки, и из суставов вытекало масло – люди напоследок не поскупились на обильную смазку – в тесной комнатке, рядом с залом, запах машинного масла смешивался с запахом кухни.
– Они ничего не соображают, – заметил Гранд почти с завистью.
– Твоя очередь – вторая? – уточнил старик. – Ты можешь их пропустить, – он кивнул в сторону развалин.
– Нет, – Гранд уперся ладонями в стену. – Вторая – значит, я пойду вторым…
– Ты прав, – хихикнул старик. – На ночное представление тебя все равно не оставят…
– Ночное представление, оно скоро? – зачем-то спросил Гранд, хотя эта информация была уже бесполезной.
– В час ночи, – ответил старик и единственный глаз его странно блеснул.
Над черной железной дверью вспыхнула зеленая лампочка и следом негромко пискнул сигнал.
– Ну все, можно, – пробормотал старик. – Как говорят люди, резерв в нулях.
Черная дверь отъехала и спряталась, затаившись в стене. Гранд у видел крашеные в цвет ступени, покрытый блестящим пластиком пол какого-то помоста. Пыльные бархатные занавеси, раздвинутые и подхваченные ближе к полу витыми с золотой искрой шнурами.

А меж этим пыльным бархатом тонул в полумраке зал с множеством столиков, человечьих голов, пятен светильников. От зала шел непрерывный гул, разрываемый вспышками смеха и пьяными вскриками.
Старик, скрипя, стал подниматься на сцену. «Последние шаги», – отметил про себя Гранд и тут же сосчит



Назад