71228676

Алиев Самит - Сказка О Святом, О Далай-Ламе, О Шахе, И О Мате, Которым Шах Своих Советников Покрывал



Самит Алиев
СКАЗКА О СВЯТОМ,
О ДАЛАЙ - ЛАМЕ,
О ШАХЕ, И О МАТЕ,
КОТОРЫМ ШАХ СВОИХ
СОВЕТНИКОВ ПОКРЫВАЛ.
....там ишаки и шакалы прекрасно уживались вместе, образовав весьма
любопытное подобие человеческого соообщества.
"Неопубликованные заметки о совместном путешествии Гулливера и барона
Мюнгхаузена в страну большевиков"
Жил в одной восточной стране, в стародавние времена, один святой, слава о
святости которого достигла самых отдаленных уголков его, да и не только его
родины. Как и подобает всякому святому, он одевался в рубище, жил возле
кладбища, в очень скромном жилище, и очень давно не видел влагалища. А если
было бы наоборот, то был бы это совсем не святой, а бабник, который живет в
центре города, носит стильные шмотки и залазит бабам под юбки. Но, как я уже
говорил, всего этого он не носил, не жил, не видел, не трогал, и не делал
соответственно. Святой (как и все, за редким исключением святые, не знаю
почему, так, наверное, у них, у святых принято) не ел мяса. А в этот день, с
самого утра, ему очень хотелось съесть кусочек кебаба. Бывают такие странные
желания (Ну к чему, скажите, кебаб с самого утра?). Мясо, конечно, штука
вкусная, но и святость вещь почтенная, не так ли? Но почтенный святой не ел
мяса не потому, что ему не позволял Заратуштра, а просто денег на мясо не
хватало. Ведь кроме святых, ремесленников, учителей, водоносов, цирюльников,
солдат, проституток, извозчиков, переписчиков и доносчиков, в том краю, как и
во всякой восточной стране, жил шах со своими советниками, визирями, и всеми
теми без кого гражданам той далекой страны жилось бы гораздо легче. И шах
этот, как и подобает почти всем шахам почти во всех восточных странах, почти
все деньги святого (да и прочих граждан, проживавших в той далекой стране,
отбирал в казну). И был тот шах велик и многомудр (все шахи, во всех восточных
странах мудры и велики, во всяком случае до тех пор, пока не явится более
великий и мудрый шах, и не спихнет предыдущего с трона.) Дел у шаха было очень
много. Все шахи обычно страшно занятые люди. Они одержимы заботой о правильном
питании своих подданных, и чтобы подданные не переедали на ночь, что, как
известно, может пагубно отразится на состоянии здоровья, бдительно следят за
наличием у них излишних денег. Глупые подданые, не понимая, что шахами движет
исключительно забота об их (подданных) здоровье, порой бунтовали, и шахи
посылали полицейских, которые просто и доходчиво, исключительно силой
словесного, вербального, так сказать, внушения разъясняли подданым
неправильность их поведения. (Правда некоторые злонамеренные смутьяны
утверждали, что под вербальным внушением подразумевается избиение до
полусмерти увесистыми черенками от метелок, которые и вправду были сделаны из
вербы, но повторяю, эти слухи распространяли злонамеренные смутьяны. А к
разговору о метелках мы еще вернемся). Шахи хронически недосыпают, и в то
время, когда их подданые смотрят телевизор, пьют чай или пиво, играют в нарды,
занимаются любовью или английским языком, шахи вынуждены глядеть в оба,
работать, не покладая рук, дабы подданые делали все вышеупомянутое, ни на
минуту не забывая о том, кому именно они обязаны возможность спокойно
заниматься всем вышеперечисленным. (Иногда шахи бывают заняты очень
неблаговидными делами, преступлениями против собственного народа и прочими
несправедливостями, но это становится ясным только после того, как новый шах,
успешно свергув предыдущего, объясняет народу, что тот, предущий ш



Назад