71228676

Аливердиев Андрей - О Грядущей Реформе Орфографии



А.А. Аливердиев,
кфмн, снс Института физики ДНЦ РАН,
О ГРЯДУЩЕЙ РЕФОРМЕ ОРФОГРАФИИ
1. О реформе
Так случилось, что случайно попавшаяся в руки книга дореволюционного
издания (это был "Апокалипсис") в который раз подтолкнула меня на раздумья
относительно орфографических реформ.
Как известно, с 1917 орфография претерпела значительные изменения.
Кое-какие изменения собираются сделать и сейчас (см., например, газету
"Поиск", N 38 (592), 2000). Возникает резонный вопрос: насколько такие
изменения оправданы?
Начнем с того, что я совершенно согласен с решением Советского
правительства отменить написание твердого знака после согласной на конце
слова, а также заменой "яти", "i", "фиты" и "ижицы" на "е", "и", "ф" и "и"
соответственно. Несмотря на то, что "ять", "i" и "ижица" несли смысловую
нагрузку (не вдаваясь в лингвистические подробности, для разделения
омонимов), все же, мне представляется, что они скорее усложняли написание,
чем облегчали понимание.
Однако не надо слишком пристально присматриваться, чтобы определить,
что послереволюционные реформы затронули далеко не только эти буквы. Были
внесены изменения в написание значительной части предлогов, суффиксов,
окончаний и т.д. Спрашивается, зачем? Реформаторы всегда объясняли это
упрощением письменного языка и приближением его к языку устному. Основным
аргументом при этом было "сейчас так не говорят". Отвечали бы за себя,
господа хорошие, больше пользы бы было!
К сожалению, послереволюционные реформы, базирующиеся, вероятно, на
разговорной речи московских простолюдинов не прошли даром, и люди
действительно перестали различать прилагательные во множественном языке по
родам, употреблять некоторые выражения, объявленные "устаревшими" и т.д. Не
думаю, что это привело к улучшению языка, ибо сравнение его современных
образцов с классическими произведениями начала XIX века идет не в пользу
первых. В конце концов, язык А.С. Пушкина не был плохим и несовершенным
относительно языка, которым забит русскоязычный Интернет.
Но, выражаясь языком Пеликана из "Летучей мыши", что выросло, то
выросло... Назад вертать уже поздно. Но, может быть, не стоит продолжать
делать ошибки, отменяя устоявшиеся правила.
Если правила противоречивы, или в них нет ясности, это можно
прояснить. Если с дефисами действительно существует неясность (в чем лично
я сомневаюсь), это можно прояснить. Но зачем менять то, что работает
хорошо?
Чем помешала буква "ю" в словах парашют и брошюра? Если они так
писались десятилетиями, то значит для этого есть основание. Или двойное "н"
в причастии "раненный" и т.п. Так ведь оно так и произносится, когда это
причастие. А когда прилагательное, то не произносится. Я понять не могу, в
чем проблема?
Хорошо еще, что в многострадального зайца букву "е" вносить не
собираются! И на том спасибо!
Таким образом, практический смысл реформы (за исключением
многомиллионных затрат из российской казны на новые учебники)
представляется весьма сомнительным.
2. Советы постороннего
Несмотря на то, что я не поддерживаю языковую реформу, но если она все
равно произойдет, рискну внести ряд предложений.
(1) Я не случайно начал разговор с вопроса об отмене "отживших" букв,
звуки которых стали полностью совпадать со звуками, соответствующими буквам
более часто употребляемым. В современном русском языке есть такая буква.
Это "ъ". Если разрешить вместо него писать "ь", функция которого между
согласной и йотированной гласной практически неотличима. Перед
нейотирован



Назад