71228676

Альтов Генрих - Клиника 'сапсан'



Генрих Альтов
Клиника "Сапсан"
В моем распоряжении три часа, даже меньше. Двадцать минут назад Юрий
Петрович Витовский объявил:
- Решено, начинаем в десять.
Я спросил, что делать сейчас. Он ответил:
- Изложите-ка суть дела на бумаге. Основные факты и мысли. Все, что вы
думаете о предстоящем. Впоследствии эта запись поможет вам понять себя.
ВВ, неодобрительно поглядывавший на Витовского, добавил:
- По идее лучше бы ничего не писать. Я приду за вами через три часа. Во
всяком случае, избегайте лирики и пишите покороче. У нас еще куча дел.
Беспокойство ВВ понятно - у меня нет дублера. Если я передумаю,
эксперимент придется надолго отложить. Но ВВ волнуется напрасно: я не
передумаю. Не то чтобы мне все было ясно. Скорее наоборот. Такая уж это
каверзная проблема: чем глубже в нее влезаешь, тем больше нерешенных
вопросов. Верный признак, что нужен эксперимент. Что ж, попытаюсь - без
лирики и покороче - изложить "основные факты и мысли".
Самый основной факт состоит в том, что здесь, в клинике "Сапсан",
ставится опыт по практически неограниченному увеличению продолжительности
жизни. Первый опыт на человеке. На мне.
В сущности, Витовский, Панарин и их сотрудники давно решили
_биологическую_ проблему бессмертия. Наш эксперимент имеет другую цель. Он
должен прояснить психологические (по мнению Витовского) и социальные (так
думает Панарин) следствия бессмертия.
Нелегко объяснить, каким образом я, человек, далекий от биологии,
оказался участником этого эксперимента. Здесь два вопроса: почему выбрали
меня и почему я согласился. На первое "почему" могут ответить только
Витовский и Панарин. А вот почему я согласился... В самом деле - почему? Я
пытаюсь вспомнить, когда это произошло, и не могу. Не помню. Сначала было
твердое "нет". Теперь - твердое "да".
Еще месяц назад я не знал Витовского и Панарина. То есть знал издалека:
с тех пор, как они получили Нобелевскую премию за работы по биохимии
зрения, их знают многие.
Витовского я видел раза два-три, не больше. В наше время, когда ученые
стараются походить на боксеров или отращивают декоративные бороды,
Витовский выделялся совершенно естественной интеллигентностью. Вероятно,
таким был бы Чехов, если бы дожил до шестидесяти (Витовскому пятьдесят
восемь).
Владимир Владимирович Панарин в ином стиле. Он старается походить на
Витовского, но это маскировка. Добродушно улыбаясь, он появляется на
совещаниях, скромно усаживается где-нибудь в сторонке и углубляется в
книгу. Так он сидит часами, изредка поглядывая на выступающих, а потом
вдруг раздается его громовой голос. Это подобно взрыву, и Панарина
довольно удачно называют ВВ [сокращенное обозначение слов "взрывчатое
вещество"]. В течение нескольких минут на аудиторию обрушивается такое
количество мыслительной продукции, которого хватило бы на десяток
совещаний и конференций. Именно мыслительной продукции, а не просто
мыслей. Весь фокус в том, что ВВ выдает тщательно продуманную систему
новых и почти всегда парадоксальных соображений. В сущности, это готовая
научная работа - с четким рисунком движения мысли, с вескими и
убедительными фактами, с ехидным подтекстом и, главное, с конкретной
программой исследований.
Месяц назад я увидел ВВ в Харькове на конференции по машинному
переводу. Собственно, с этого все и началось. Я был удивлен, когда в
перерыве Панарин, отмахиваясь от обступивших журналистов, направился ко
мне.
- Вашего выступления нет в программе, - сказал он. - Давайте поговорим.
Мы вышли в сад. П



Назад