71228676

Альтов Генрих - Корона Д



Г. АЛЬТОВ
ТРЕТЬЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ
(Отрывок из повести)
Корона Д
( ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( 1 ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( ( (
В свободном пространстве буря - это шестьдесят единиц по Канелю. Но в
атмосфере Юпитера, с ее плотными нерегулярными полями, ниже шестидесяти не
бывает. Мы вылетели из Северного порта на Ганимеде, когда по всем прогнозам
обстановка в районе станции Юпитер-Корона Д была никак не меньше семидесяти.
Существует множество ограничений на рейсы в таких условиях: а) экипаж должен
состоять из пилотов первого класса, б) экипаж должен иметь по крайней мере
двухгодичный опыт полетов в короне Юпитера, в) экипаж должен ежегодно
проходить спецкурс на модельном полигоне, г) экипаж должен... я уж не помню
всего, там длинный перечень "должен".
В моей пилотской книжке записан четвертый класс по анализу полей, это хоть
что-то, а вот стереотехника и динамическая структура корабля - не выше шестого
класса. С такой книжкой я мог быть в этом полете только пассажиром, зато уж в
качестве пассажира я держался на высоте. Сразу после старта аналитик
переглянулся с ДС-оператором, и корабль резко встряхнуло. Это был проверочный
комплекс Тенешева, я этот комплекс знал теоретически, а теперь получил
возможность ознакомиться с ним на практике. Что ж, экипаж должен заранее иметь
представление, на что способен пассажир в таком полете, а мозг корабля должен
учесть в аварийной программе мою реакцию на внешние воздействия. Вообще этот
полет состоял из сплошных "должен": экипаж должен, пассажир должен, корабль
должен...
ДС-оператор, девчонка лет двадцати, сочувственно поглядывала на меня, но
это не помешало ей прокрутить весь этот чертов комплекс, и даже кое-что
добавить.
- Немножко потрясло, - сказала она потом. - Пояс турбулентных течений.
Теперь будет тише.
С моего места был виден пульт перед аналитиком, я следил за обстановкой на
экране и уловил момент, когда корабль действительно ворвался в плотное
турбулентное течение. Полагалось сбросить скорость и тихо-тихо выбираться, но
выбираться было некуда, потому что мы шли на станцию Корона Д, а она постоянно
дрейфовала в самом пекле.
Перед полетом я прикинул: почти час абсолютно свободного времени, подумаю,
как действовать на Короне. Но все это время я следил за работой экипажа.
Я давно не видел такой виртуозной техники пилотирования. Аналитик
просматривал поле на семь-восемь циклов вперед; с моим четвертым классом об
этом и думать не приходилось. Мой предел - два цикла с точностью в семьдесят
процентов. Стереотехник считывал данные прямо с экрана и задавал перестройку
корабля без расчета на машине. ДС-оператор меняла структуру корабля, не теряя
ни грамма массы. Для меня отличной оценкой была потеря одной десятой массы при
перестройке в обычном стационарном поле. Я так и летал: перестройка, потеря
массы, наращивание массы, новый расчет - и на всю процедуру уходит минут
двадцать..
Перестраивая корабль, девчонка ДС-оператор создавала удивительно изящные и
лаконичные обводы, хотя никакого значения для полета красота корабля не имела.
Это был танец для себя, танец от избытка сил, таланта, радости. На нас
обрушивались шквальные волны ледяной аммиачной пыли, вокруг бушевали штормовые
магнитные поля, а корабль шел плавно, как в свободном пространстве.
Эти трое - аналитик, стереотехник и ДС-оператор - были подлинными
мастерами, и все-таки их держали здесь, на внешних трассах. Ю-пилоты на базе
Корона Д имели еще более высокую квалификацию. Все построено на отборе. Отбо



Назад