Оценка недвижимости в Оренбурге 71228676

Альтов Генрих - Ослик И Аксиома



Генрих Альтов
Ослик и аксиома
Старый серый ослик Иа-Иа стоял
один-одинешенек в заросшем чер-
тополохом уголке Леса, широко
расставив передние ноги и свесив
голову набок, и думал о Серьезных
Вещах.
А. Милн, Винни-Пух
То, о чем я хочу рассказать, началось с небольшой статьи, написанной
для "Курьера ЮНЕСКО".
Я изрядно помучился с этой статьей, уж очень невыигрышной была тема.
Ну что можно сказать - на трех страничках! - о прошлом, настоящем и
будущем машин?..
Недели две я просто не знал, как подступиться к статье, а потом нашел
любопытный прием: пересчитал мощность всех машин на человеческие силы, на
прислуживающих нам условных рабов. Киловатт заменяет десять крепких рабов,
в общем-то простая арифметика.
Я взял жалкие цифры конца XVIII века - они немногим отличались от
нуля - и проследил их судьбу: мучительно медленный, почти неощутимый рост
на протяжении столетия, затем подъем, становящийся все круче и круче,
почти вертикальный взлет после второй мировой войны (десятки и сотни
условных рабов на человека) и, наконец, нынешний год, к которому каждый из
нас стал богаче римского сенатора.
"Размышления рабовладельца" (так я назвал статью) были отосланы, но
меня не оставляло какое-то смутное чувство неудовлетворенности. Оно не
проходило, и, разозлившись, я переворошил заново все цифры.
Нет чувства острее, чем то, которое испытываешь, приближаясь к
открытию. Наверное, это передалось нам от очень далеких предков, умевших в
хаосе первобытного леса ощутить странное и молниеносно настроить каждый
нерв, каждую клеточку еще не окрепшего мозга в такт его едва различимым
шагам.
Теперь я могу объяснить все в нескольких словах, будто и не было
долгих, временами казавшихся безнадежными поисков.
Жизнь машины, любой машины, становится слишком короткой: в среднем
около трех-четырех лет. Машина могла бы жить раз в восемь или десять
дольше, но наука открывает новые, более совершенные принципы - приходится
менять всю нашу технику.
Промежутки между открытиями укорачиваются, и неизбежно наступит
время, когда мы должны будем менять машины (подчеркиваю - все машины, весь
огромный технический мир) ежегодно, потом ежечасно, ежеминутно. А иначе -
куда денется стремительно нарастающая лавина открытий?..
Быть может, я не нашел бы ответа на этот вопрос. Скорее всего не
нашел бы. Есть вопросы, имеющие ехидное свойство появляться задолго до
того времени, когда на них можно ответить. Но однажды, листая "Вопросы
философии", я обратил внимание на заметку, густо усыпанную примечаниями и
оговорками редакторов. В заметке говорилось о принципах дальнего
прогнозирования. Речь шла о возможности уже сегодня решать на аналоговых
машинах задачи, подобные тем, с которой я столкнулся.
В первый момент меня поразила даже не сама заметка, а подпись. Статья
была написана Антенной; я не видел его четырнадцать лет, со школьных
времен.
x x x
В нашем классе он был самый высокий, но Антенной его прозвали не за
рост. Он вечно таскал в кармапах кучу радиохлама и каждую свободную минуту
собирал приемники. Делал он это как-то машинально. Он мог смотреть
кинокартину или ехать в трамвае, а руки его в это время работали сами по
себе: что-то отыскивали в карманах, что-то с чем-то соединяли, наматывали,
прилаживали - и вдруг все эти фитюльки, болтавшиеся на разноцветных
проводах, оживали, начинали шипеть, свистеть, а потом сквозь плотный шум
пробивался голос диктора. Антенна что-то менял, подкручивал: шум таял,
исчезал - и возникала прозрачная,



Назад