71228676

Альтов Генрих - Полигон 'звездная Река'



Генрих Саулович Альтов
Полигон "Звездная река"
Четыре дня над испытательным полигоном "Звездная река" висели сырые,
размытые тучи. Ветер гнал по бетонным дорожкам мутные потоки воды. Неожиданно
со Станового Нагорья потянуло холодом, и в полночь выпал снег. Он таял, ложась
на мокрую землю. Снежинки выживали только на металлических фермах Излучателя.
Тонкими и точными штрихами снег обвел линии Излучателя, и двухсотметровое
сооружение проступило на фоне черного неба, как гигантский чертеж.
Человек шел, машинально обходя лужи. Он не смотрел вниз, потому что за
семнадцать лет до мельчайших подробностей изучил эту дорогу. Семнадцать лет -
в одно и то же время, в любую погоду - он проходил этой дорогой. Он уже давно
отвык обращать внимание на окружающее. Он замечал лишь то, что было связано с
его мыслями: ту или иную часть конструкции Излучателя, иногда - что-то в
комплексе сооружений Энергоцентра. Но в эту ночь он смутно ощущал неуловимую
перемену в окружающем. Это мешало думать.
Он остановился и внимательно посмотрел по сторонам. Снега он просто не
заметил - это его не интересовало. В Излучателе за последнюю неделю ничего нe
изменилось. В окнах главного корпуса Энергоцентра, как обычно, горел свет, там
дежурили круглосуточно. Невысокие холмы, окружавшие со всех сторон полигон,
сейчас не были видны: они сливались с ночным небом.
Несколько минут человек, прищурившись, смотрел вдаль. Он уже понимал, что
изменилось. Исчезло желтое зарево над холмами. Зарево это было отблеском огней
далеких городов, отблеском чужой и далекой жизни. Человек семнадцать лет не
покидал полигона. Он не думал о том, что находилось там, за холмами. Но к
ночному зареву он привык. Иногда оно разгоралось сильнее, иногда становилось
слабым, едва заметным. Сейчас зарева не было совсем.
- Тучи? - спросил человек. Он привык рассуждать вслух.
- Да, конечно, - ответил он себе. - Плохая видимость.
Он передвинул рычажок электрообогрева, и под курткой прошла волна теплого
воздуха. Об исчезнувшем зареве он сразу же забыл.
Отсюда было удобно смотреть на Излучатель. Вершину огромного, нацеленного
в небо сетчатого конуса скрывали тучи. Десятки прожекторов освещали снизу этот
конуса казалось, он лежит на голубых лучах света, а не на невидимых в темноте
металлических опорах.
- Еще четыре года, - негромко, словно сомневаясь, произнес человек.
Он смотрел на гигантский конус Излучателя и думал о том, что семнадцать
лет назад здесь ничего не было. Семнадцать лет назад Излучатель существовал
только в его воображении: такой, каким он видит его сейчас. Нет, не такой.
Много хуже.
Он хрипло рассмеялся.
Да, в ту пору все - и он сам - считали, что потребуется около шестидесяти
лет, чтобы накопить энергию для эксперимента. Но прошло семнадцать лет- и
почти все готово. Энергоцентр испытательного полигона получал в эти годы
значительно больше энергии, чем можно было когда-то рассчитывать. Удалось
изменить и конструкцию Излучателя. Из года в год он совершенствовал свой
Излучатель. Он отдал этому все. Семнадцать лет он работал так, как не смог бы
работать никто другой. Не пропуская ни одного дня. Не отвлекаясь ничем
посторонним. По восемнадцати часов в сутки. Без праздников и без отдыха.
Он знал: его считают великим ученым. Он сам верил в высокую мощь своего
ума. Это уже давно стало для него привычным, естественным и не вызывало
волнения. Он относился к своему дару, как к совершенной машине. И, когда эта
машина давала хорошие результаты (а это случалось



Назад